Одна девушка была настолько красивой, что оказалась ненастоящей. Именно так можно описать историю нашумевшей модели цифрового происхождения Шуду Грэм: фантастическая фигура, пронзительные глаза, безупречная кожа и… программа 3D-моделирования. Расскажем, почему кибермодели становятся популярнее с каждым годом.

Кибермодели бывают разные

Для начала оговоримся, что нашумевшая цифровая модель Шуду Грэм — далеко не единственная на просторах интернета. Instagram задал свои тренды красоты, и со временем стало ясно – естественной красотой сегодня никого не удивить, а вот компьютерными технологиями еще можно. С их помощью внешность моделей создается так искусно, что аудитории только и остается гадать: неужели эта девушка и правда ненастоящая?

Про современное поколение любят говорить, что они родились прямо со смартфоном в руках, про кибермоделей стоит сказать, что они родились прямо в смартфонах.

Шуду Грэм

Шуду Грэм

Темнокожая модель называет себя первой в мире цифровой супермоделью, а подписчики и не спорят. Первые же фотографии Шуду Грэм в Instagram вызвали шквал комплиментов о нереальности ее красоты. Красота действительно оказалась нереальной, в ее авторстве признался фотограф Кэмерон-Джеймс Уилсон. Он рассказал, что при помощи программы для 3D-моделирования может управлять виртуальной моделью так, как ему будет угодно. Правда, на него тут же посыпались обвинения некоторых пользователей, мол, посмотрите-ка, этот белый мужчина использует черную женщину, чтобы заработать на ее внешности! Фотограф не воспринимает все эти нападки всерьез и продолжает вести ее аккаунт. За это время там не набралось и сотни фотографий Шуду Грэм, а вот количество подписчиков перевалило за 190 тысяч и их число продолжает расти.

Лил Микела

Лили Микела

Instagram Лил Микелы стал настоящей сенсацией еще в 2016 году, а сегодня у Лил более 1,6 млн подписчиков. Следить и правда есть за чем – кибермодель фотографируется в модных луках, создает музыку, снимает истории и ироничные вайны, даже встречается с реальными людьми. Личность создателя держится в тайне, однако это также не помешало ему избежать обвинений в создании не имеющего отношения к реальности контента. Подписчики упрекают Микелу в ведении праздного образа жизни и в том, что она выглядит неправдоподобно идеально в любой ситуации. Впрочем, упрекнуть в этом можно и владельцев реальных аккаунтов в Instagram.

Бермуда

Бермуда

Популярность к Бермуде пришла после того, как она «взломала» аккаунт Микелы, разместив там свои селфи и назвав Микелу фейком. Иронизировать на тему, как один фейк уличил другого фейка в фейке, пользователям пришлось недолго. Лил «вернула» себе аккаунт, а Бермуда выложила примирительный пост. Но в отличие от своей старшей подруги по цифровому происхождению, у Бермуды всего 173 тысячи подписчиков. Бермуда выглядит не так правдоподобно, да и что скрывать – выкладывает весьма однообразный контент. Еще Бермуда неприкрыто поддерживает президента США, критикует либералов и хвалит правых политиков, что дает все основания предполагать, что она была создана в политических целях. Популярности и обаяния этот факт, конечно, не прибавляет.

Имма

Имма

Розоволосая японская кибермодель Имма прорисована настолько натурально, что, если бы не пометка I’m a virtual girl в профиле, заподозрить ее в искусственном происхождении было бы очень трудно. Уверены, что не все из ее 149 тысяч подписчиков догадываются, что Имма – не реальный человек.

Ася

Русскоязычный сегмент Instagram не мог остаться в стороне от трендов. Цифровая модель Ася была создана при помощи сканирования тела реальной девушки, а лицо и прическу доработали в отдельной программе. Несмотря на то что аудитория Аси по меркам Instagram всего ничего – чуть больше полутора тысяч подписчиков? – она уже получает рекламные контракты от известных брендов.

Кира

Кира

Кибермодель Кира из Москвы, конечно, тоже ненастоящая, но это не мешает ей вести свой аккаунт в Instagram (почти 3 тысячи подписчиков) и даже «работать» в модельном агентстве виртуальных моделей. Создатели этого агентства и Киры являются одним и тем же лицом. Это и не удивительно, ведь если есть цифровые модели, то должны быть и цифровые агентства, а также цели, для которых они нужны.

Кому нужны цифровые модели?

Идея виртуальных персонажей далеко не нова. Цифровых имитаций той или иной степени удачности было много: у нас — Глюк’oZa, а в Великобритании — виртуальная группа Gorillaz, в Японии многотысячные залы собирала виртуальная певица Хацунэ Мику. Все это существовало еще десять лет назад, а сейчас вышло в актуальном формате в Instagram. Здесь кибермодели интересны не только своей аудитории, но и потенциальным рекламодателям.

Иногда создателем кибермодели выступает сам рекламодатель. Так, в апреле 2019 года KFC вывел в свет виртуального полковника Сандерса. Харизматичный персонаж ведет настолько яркую жизнь, что обзавелся собственным пресс-китом и помимо рекламы самого KFC успевает продвигать и другие бренды, например, Dr. Pepper.

Краткое отступление

В качестве краткого, но важного отступления стоит рассказать, как устроен рынок лидеров мнений. Специалисты считают, что к 2020 году мировой рынок лидеров мнений вырастет в полтора раза. При этом ажиотаж вокруг инфлюенсеров в Instagram все больше напоминает мыльный пузырь. Рекламодатели все чаще заявляют, что их сотрудничество с тем или иным блогером себя не оправдало: покупка дорогостоящей рекламы в их постах оказывается неэффективной. Попытки перейти от инфлюенсеров с миллионной аудиторией к блогерам с аудиторией поменьше постепенно исчерпывают себя, а самое главное – вскрывают недобросовестность в сотрудничестве. Избалованные вниманием рекламодателей блогеры быстро «ловят звезду» и начинают считать себя выше обязательств. В профессиональных сообществах хватает историй о том, как блогеры получают от рекламодателей деньги, товар или услугу по бартеру, но даже коротко упомянуть их в своем аккаунте так и не удосуживаются. От виртуальных инфлюенсеров такой недобросовестности можно ждать едва ли – они созданы специально для того, чтобы отрабатывать рекламу.

Есть и другой аспект. Виртуальные инфлюенсеры не заболеют в самый неподходящий момент, всегда хорошо выглядят и ради удачного кадра могут оказаться хоть на вершине Эвереста без затрат на трансфер. А еще папарацци никогда не подловят их в неприглядном виде и они гарантированно не вляпаются в крупный скандал, если, конечно, сами не спровоцируют его. Одним словом, шансы подорвать репутацию кибермодели очень малы.

Но все-таки аудитория симпатизирует не аккаунту, а человеку, который его ведет, его образу жизни, мыслям, тому, что он делает. И есть большие сомнения, что кибермодель может вызвать такой же неподдельный интерес у живой аудитории.

Кого потеснят цифровые инфлюенсеры?

Люксовые бренды уже принимают «на работу» кибермоделей, и у экспертов есть все основания предполагать, что это только начало. Не исключено, что скоро вместо модных показов на Неделях моды дизайнеры будут устраивать виртуальные шоу, а вместо реальных презентаций ограничиваться только видео. Почему бы и нет? Если кибермодели собирают миллионные аудитории на своих страничках в Instagram, то и популярность виртуальному шоу будет обеспечена.

Например, этим летом в Каннах было анонсировано создание первой кибермодели YUMI, которая может общаться со своей аудиторией на основе чат-бота, то есть не просто двигаться в кадре, но и связано отвечать на вопросы. За эти способности создатели YUMI даже поспешили окрестить ее «первым цифровым человеком».

Поделиться